Истории людей победивших инсульт

Инсульт… Почему важно знать о нем не только тем, кому за 60

Истории людей победивших инсульт

Этой темы нет в контент-плане, но я решила на ночь глядя написать про инсульт…

Почему? Я только что общалась с нашей постоянной клиенткой.

Общая знакомая спросила у меня не было ли у нее инсульта — при последней встрече заметила что рука как после пареза и «что-то с лицом»…

Я тут же позвонила и начала опрашивать — оказывается и ногу тянет.

Девушке всего 35…  А это первые признаки в лучшем случае микро инсульта. Откуда я об этом знаю и почему это опасно для жизни — читайте дальше. 

Здесь не будет медицинских терминов и научных исследований как обычно в подобных статьях. Только личный опыт. Несколько историй, которые, может, заставят вас задуматься и которые, может быть, спасут чью-то жизнь….

Факторы риска инсульта

Есть общеизвестные факторы, которые могут быть предвестниками инсульта:

  • Повышенное артериальное давление
  • Курение, включая пассивное
  • Сахарный диабет
  • Повышенный уровень холестерина
  • Низкий уровень физической активности(менее 30 минут в день)
  • Ожирение
  • Нарушение сердечного ритма сердца
  • Избыточное употребление алкоголя

Но есть еще один фактор, который здесь не указан. И, на мой взгляд, он самый опасный. Потому, что даже если все вышеперечисленные факторы отсутствуют, он может привести к инсульту.

И имя ему СТРЕСС.

Расскажу несколько реальных историй, произошедших недавно, подтверждающих это утверждение.

Начну, пожалуй, с себя. Многие из вас знают мою историю чудесного восстановления, но мало кто знает последние новости из моей жизни. Лучше представлюсь)

Инсульт, история №1. Личная…. 
Меня зовут Алина и мне почти 36 лет. Я уже 15 лет веду здоровый образ жизни, постоянная профилактика, очистка организма, поддержка всякими БАД, в меру физическая активность. Все показатели в норме, все анализы идеальные.

Одно но: с первых дней беременности у меня испортились отношения с мужем. После рождения ребенка все усугубилось: ночные недосыпы, плюс постоянный нервный стресс. А еще и кризис сверху финансовый.  Последних пол года перед инсультом были очень тяжелыми: я спала по 4 часа в сутки, работала без выходных.

Я не буду описывать всего, что еще навалилось сверху, но в результате такой жизни я «схлопотала» инсульт. Причем сама умная, остальных учу, а у себя инсульт не распознала.

Мы всегда думаем, что это не может случиться с нами, особенно когда тебе 34, и все анализы идеальны.

  Просто при «разборе полетов» у меня потемнело в глазах, резкая боль в голове, шум в ушах, в глазах потемнело, земля начала уходить из под ног….

Я из последних сил осталась в сознании, дошла до стойки с капсулами (да, у меня есть такая, там БАДы и капсулы травяные первой необходимости и то, что пью сейчас я и моя семья — чтобы не забывать), и выпила «ударную» дозу астаксантина и мукуны жгучей. Я думала что это стресс, у меня такое бывало. И после этого отправилась в постель.

Проснулась — странные ощущения в руке и ноге с права. Боль в центре стопы и руки, неприятное онемение. «Умная», тоже списала на стресс. Все мои знакомые, у кого был инсульт, были за 60, вели не очень здоровый образ жизни (пили, курили). В общем, я была уверена, что инсульт не про меня. Не может быть про меня. Никак.

Продолжила пить мукуну и астаксантин, а через неделю пошла к массажисту. Нашему, русскому. И тот, начав меня исследовать, побледнел и покрылся крупными каплями пота: -«Ты знаешь, что с тобой произошло? Это был скорее всего микроинсульт! Не прекратишь нервничать, будет полноценный!»

Кстати, еще один тест: если после «удара» высунуть язык, он будет отклоняться в сторону.

Также массажист сказал, что в больницу уже поздно: время, когда можно что-то сделать для предотвращения серьезных последствий — всего 3-4 часа.  Я проверила потом в разных источниках, так оно и есть. Он рекомендовал продолжать делать то, что я делаю, так как я не плохо восстановилась.

Можно ли восстановиться после инсульта

У меня есть для вас хорошая новость. После инсульта можно восстановиться! Есть реальные случаи. Но самое важное после инсульта — это отсутсвие стрессов.

Конечно сделать так, чтобы все вокруг стали резко добрыми, позитивными и все ситуации в жизни носили только положительными практически невозможно.

Мы не можем влиять на других людей и внешние обстоятельства, но мы можем повлиять на свое восприятие.

После предположительного, как я думала, микроинсульта я начала заниматься собой: начала практиковать медитации, пошла для себя в школу коучинга, в рамках которой со мной работали  психологи и психотерапевты международного уровня. Это то, чем я занималась последние 1,5 года.

Я научилась спокойно воспринимать внешнюю агрессию и спокойно реагировать на мелкие неприятности, не принимая все близко к сердцу. Я выбрала для себя быть счастливой.

Спустя 1,5 года, находясь в России, я пошла к окулисту — давно не была, с компьютером все-таки работаю. Та увидела что-то странное, отправила на МРТ. И вот там выяснилось все самое интересное. Это был не микро инсульт, а полноценный, причем их было 2 и остались рубцы в белом веществе мозга.

Второй приступ я тоже вспомнила — это был странный приступ незадолго до первого. У меня с головной болью пошел спазм дыхательных мышц и судороги в конечностях. Спазм сняли точечным массажем (хорошо мама была рядом) и потом я тоже пила капсулы от устранения последствий стресса.

Врачи меня, конечно, напугали, направили в Москву, с рекомендацией к оперативному вмешательству, но я поехала в Бангкок — там были связи в медицине.

Тайские врачи оказались спокойнее: «Да, рубцы, и что? Какая еще операция? Операцией есть большой шанс только навредить.  Да, то что мы видим на снимке, и ваше состояние не совместимы. Но вы нормально говорите, координация движений не нарушена, все анализы идеальные.

Продолжайте делать то, что вы делаете, хорошо питайтесь, ведите активный образ жизни и еще нас всех переживете».

После МРТ с контрастом мне пришлось еще какое-то время выводить из себя остатки введенных лекарств, сейчас пью капсулы для улучшения деятельности мозга + астаксантин на сосуды.

Из массажей при инсульте помогает восстановиться Гуаша и Ток Сен, но при геморагическом инсульте их можно делать не ранее чем через полгода и очень аккуратно. Многие средства после этого вида инсульта противопоказаны, имейте это в виду.

Чувствительность и подвижность конечностей помогают восстановить также тайские бальзамы и Цигун. Очень полезны встряски.

По тайским бальзамам — у нас есть несколько случаев среди родственников наших сотрудников, когда черный бальзам помог вернуть подвижность руки и ноги через 5 лет после инсульта! Пять лет тайская родственница с трудом ходила с палочкой и не могла ничего делать рукой, а через несколько месяцев растирания ноги и руки черным бальзамом стала ходить без палочки и больной рукой теперь может даже месить тесто и отживать белье.

Какие препараты принимать после инсульта

Источник: https://bestfromthai.ru/2017/12/04/insult-pochemu-vazhno-znat-o-nem-ne-tolko-tem-komu-za-60/

История восстановления после инсульта. Юрий Дедов

Истории людей победивших инсульт

Дорогие читатели сайта ЛогопедРунет!  В своем «блоге логопеда» я продолжаю серию рассказов о реабилитации после инсульта! В этой статье  представляю вам  реальную историю восстановления после инсульта. Рассказ человека, перенесшего инсульт и потерю речи, порез правой руки и ноги.

Я провела лишь несколько занятий с Юрием и не могу сказать, что они могли существенно повлиять на его восстановление. Все, чего добился этот сильный духом человек – плод его усилий, ежедневной работы, упорства и позитивного настроя на выздоровление.

По моей просьбе Юрий написал рассказ о своем восстановлении после инсульта, который я предлагаю вашему вниманию.

Пусть этот прекрасный рассказ и замечательные стихи, автором которых является Юрий,  вдохновят тех, кто столкнулся с такой ситуацией —  бороться и не сдаваться, придаст сил и веры в успешное восстановление!

Логопед-дефектолог
Наталья Игоревна Кулакова
ведущая проекта
http://logopedrunet.ru

 МОЁ  ВОССТАНОВЛЕНИЕ

 Здравствуйте, друзья!

Ровно 2,5 года назад у меня произошёл ишемический инсульт. Точнее, сначала он случился 29 декабря 2013 года – внезапно  отключилась правая рука и речь, но через пару минут всё восстановилось. Жена вызвала «скорую», и меня отправили в отделение  неврологии.

  До 57 лет я не никогда не лежал в больнице (за исключением аппендицита и мелких спортивных травм), а понятия об инсульте, даже весьма отдалённого, не имел. Поэтому, через три дня, на Новый год, попробовал отпроситься у моего лечащего врача на одну ночь.

Но меня не отпустили, и я ушёл сам, утешая себя тем, что я себя уже неплохо чувствую, а впереди соревнования моих воспитанников (я после ухода на военную пенсию – 14 лет служил в МЧС, — тринадцатый год руководил Чебаркульским  военно-патриотическим клубом   «Пластун» и проводил тренировки по рукопашному бою, стрельбе и силовой подготовке) и спектакль, где я тоже принимал участие.

И вот, благодаря своей неразумности и самонадеянности, в 4 часа утра 1 января 2013 у меня произошёл повторный инсульт.

Забегая вперёд, скажу, — что только после второго инсульта мне довелось понять, что ЭТО испытание на прочность духа и силу воли. Как будто кто-то свыше мне сказал, что надо изменить свой образ жизни. И вот я его полностью изменил. Изменил режим питания и питьевой режим.

Наконец, полностью исключил «разрядки» (не для кого не секрет, что не все, но многие «силовики», — люди служащие в силовых структурах, — соответственно с объёмом стресса, который они получают на службе, так же «в полном объёме» «разряжаются» на полную катушку – «гулять, так гулять».

Не  запаха спирта,  не запаха табачного дыма сейчас не могу терпеть.

Всю жизнь занимался спортом, движения в моей жизни были больше, чем предостаточно.

Выйдя на пенсию, работал на трёх работах (кроме этого преподавал ОБЖ, проводил вечером аэробику с женскими группами, по совместительству   работал начальником водной и пожарной безопасности на базе отдыха «Родничок»).

Но отчётливо понял только после случившийся  беды, что принуждать себя нужно, умея себя отпускать, то есть отдыхать, расслабляться. Уметь сбрасывать заботы, становится на какое-то время беззаботным, безмятежным, Вот с этим недостатком мне приходится работать постоянно.

И, самое главное – ПОЛОЖИТЕЛЬНЫЙ НАСТРОЙ, НАСТРОЙ НА ПОЗИТИВ, ГЛУБОКАЯ ВЕРА В СЕБЯ!!!

«Не однажды я с ужасом и отчаянием убеждался, что самосовершенствование подобно ходьбе по кругу: начинаешь с того же места, опять и опять, продвижения нет. Но если не двигаться, если не начинать каждый день, каждый час – с начала, с того же места, – круг быстро сужается и превращается в засасывающую воронку, тебя затягивает, ты гибнешь».     (В.Леви)

 Первую неделю после этого сбоя я просто лежал и настраивался, несмотря на весь ужас моего тогдашнего положения. Хочу сказать, что все окружающие меня люди – родные, близкие друзья, знакомые, коллеги и многие другие – даже не сомневались в том, что я полностью восстановлюсь. Во всяком случае, я видел на их лицах искренность и откровенность. И эта их вера мне передалась.

Через неделю мне разрешили сидеть, а через 8 дней я начал вставать и ходить. Говорить я ещё ПОКА не мог, кроме «мама», «да», «вот» и счёт до десяти. Из звуков только «а», «у» и «м». А про письмо даже говорить не стоит, — я забыл, как составлять слова.

Но я верил, что я буду таким же, как прежде. Настрой, вера и движение – двигаться, двигаться и двигаться, чтобы мозг не забыл, что он умел до этого. Двигаться, отвоёвывая каждый день маленькую, даже незаметную победу в себе и над собой. Верить, верить, верить!!! И всё получится!!!

На седьмой день мне купили азбуку и букварь. В течение пяти месяцев я учил только звуки и несложное слова.

Правая рука, хоть и потеряла чувствительность, но сразу начал тренировать движение и моторику, а через месяц, при выходе из больницы я начал писать ручкой и на клавиатуре компьютера.

Сначала ничего не получалось, на четвёрном месяце  вдруг «пробило», незаметно для себя грамматика начала налаживаться.

Через три месяца снова проводить три раза в неделю занятия с женской группой. Сначала я стеснялся своей речи, потому что говорил невразумительно. Но женщинам нужна была не моя речь, а моё отношение к ним.

Ещё через месяц, несмотря на то, что мне дали на год вторую группу инвалидности и после долгих споров с директором Центра детского творчества, при котором состоит мой клуб, я начал работать – тренировать детей.

Через три недели мне исполнится 60 лет, четыре дня назад я закончил  работу в лагере в первую смену и пошёл в отпуск на два месяца. В последний год у меня было пять групп моих воспитанников и женская группа.

Три месяца назад на городской спартакиаде среди  мужчин  в возрасте 50 – 60 лет я занял первое место по потягиванию на перекладине, первое – по отжиманиям у упоре лёжа, первое – по гибкости и второе – по прыжкам с места.

На то, чувствительность моей руки и ноги не вполне в норме, я уже не обращаю внимание. А другие об этом даже и не знают.

И знаю, что речь моя тоже восстановится. За эти два с половиной года у меня были и периоды беспокойств, тревог, депрессий, без которых трудно встретить  людей, прошедших это. Но уже понял, что долгий процесс восстановления будет идти волнообразно, — два шага вверх, один – вниз, и это нормально. Это же и в обычной жизни так происходит, когда мы берёмся за что новое.

Главное, — не отчаиваться, смотреть на примеры людей, сильных духом (таких море – Юрий Власов, Валентин Дикуль, Жан-Поль Бельмондо, который после инсульта в 2001 году полностью потерял речь и только через 14 лет (ему было 80 лет) восстановил её  и заявил, снова готов играть в кино),  работать над собой, над своей речью, и ВЕРИТЬ!!!

И на посошок моё стихотворение…

Я не калека-инвалид и не урод,

Но люди представляют все иначе, —

И речь не та, и взгляд уже не тот.

А я  НАДЕЮСЬ, — на ум, не на удачу!

И что я испытал, — то все мое,

И потому я ЗДЕСЬ, на этом свете.

Случится так, что в ком-то жалость пропоет,

А я НАДЕЮСЬ, — как в чудо  верят дети!

Характер и судьба сливаются в одно,

Живу не без греха, — кто хочет, пусть осудит.

Афган и МЧС, — как будто  бы в кино,

А я НАДЕЮСЬ в то, что праздник еще будет!

Порой мне грустно, но надо улыбаться,

И пусть другие  представляют все иначе.

Давай не будем, моя родная,  мы сдаваться, —

И вновь НАДЕЮСЬ — на дух, не на удачу!!!

 Стихотворение написано в январе 2015

                                                               Удачи всем!
Юрий Дедов

01.07. 2016

Источник: https://logopedrunet.ru/istoriya-vosstanovleniya-posle-insulta-yurij-dedov/

Восстановление после инсульта

Истории людей победивших инсульт

У дяди, родного маминого брата, случился инсульт. И из-за этого парализовало почти всё тело. С врачами выхаживали с нуля. Учили есть, ходить, держать ложку. Когда из больницы выписали, он мог уже стоять и делать некоторые вещи.

Он был в разводе, а дети давно уехали в другой город, так что следили и ухаживали за ним я и мама. А так как я учусь, то чаще всё таки мама. Дяде прописали гимнастику и много упражнений, чтобы восстанавливать мышечные функции.

Постепенно он научился есть, правда лицо было ещё частично парализовано, так что куски еды попросту вываливались во время трапезы. Про мелкую моторику уже молчу, там ею и не пахло. Хотя врачи расписали нам план по выздоровлению, дали хорошие прогнозы и зафиксировали положительную динамику.

Дядя учился ходить — весьма успешно — сжимал в руках маленькие вещи, пытался держать карандаш и выводить им хоть что-нибудь. Когда он смог написать алфавит за день упорного труда, у нас был просто праздник. Прямо с печеньем и пирожными.

Так где-то полгода дядя следовал всем советам и предписаниям, мог полноценно передвигаться и даже сам одевался, хотя и делал всё это долго и с трудом. А потом в один момент вдруг резко начал деградировать.

Перестал сам есть, просил делать ему каши, а остальную еду перемалывать блендером в пюре, кормить с ложечки. Перестал выполнять упражнения, ссылаясь на боль и усталость. И даже перестал ходить.

Врачи сказали, что физиологически у него всё в норме, но его накрывает депрессия, потому что восстановление после полного паралича это очень эмоционально тяжело. Посоветовали не записываться на приём к психотерапевту, а больше уделять ему времени в кругу семьи, проявлять тепло и заботу, вдохновлять его.

Мы изо всех сил старались с мамой. Даже вызвонили и привезли его детей из другого города для личной встречи. Днями напролёт старались проводить с ним время. Но дядя наоборот замыкался в себе. Всё меньше вставал с кровати, почти не разговаривал с нами, стал злым и агрессивным, огрызался.

У меня началась сессия и проблемы с преподавателем, вымогающим взятку. Я стала пропадать в университете дольше обычного, и дядя остался на маме. Она очень переживала за брата, выматывалась. Плакала потом при мне, ей было очень тяжело видеть, как родной человек угасает. А дядя наоборот всё больше зверел из-за своего положения.

Наверное, он винил нас в том, что мы можем вести полноценную жизнь, а он — нет. Поэтому он уже осознанно возвращался к состоянию овоща. А потом начал нарочно ходить под себя и пачкать матрасы и постельное бельё. Мама ссылалась на его слабость и оправдывала брата, а я ей верила. До тех пор, пока он при мне нарочно не опрокинул ночной горшок на ковёр.

Я поняла, что он нарочно доводит маму, чтобы она страдала, как и он. После окончания сессии, на январские и февральские каникулы отправила маму в гости к бабушке в другой город, чтобы отдохнула, а дядю взяла на себя.

При мне он начал вести себя просто отвратительно. Если заговаривал, то нарочно пытался довести до скандала и истерики. Измазывал всё вокруг испражнениями, опрокидывал посуду с едой, с чаем. Но я была к этому готова, поэтому не злилась, а старалась разговаривать с ним и наоборот подбадривать. Он меня не слушал.

И когда до возвращения мамы осталось четыре дня, я вдруг поняла, что ничего не изменится. Он будет её доводить. Изматывать физически, давить морально. И после того, как он снова перевернул миску и стал играть в молчанку, меня прорвало. Я наговорила ему кучу гадостей.

Не сдерживаясь, сказала, что он ведёт себя отвратительно, отталкивает любую помощь и только раздражает окружающих своими замашками, унынием. Что ему нравится изображать жертву. Но такой он никому не нужен. Он скоро умрёт в беспомощности и одиночестве, а я не позволю маме или кому-либо ещё помогать ему вылезти из этого болота. Он в ответ начал кричать на меня, и это выбесило ещё сильнее.

На этот раз уже я не захотела ничего слушать и просто ушла из квартиры. Ушла в бар и пила там до четырёх утра. А когда добралась домой, просто вырубилась. Проснулась ближе к вечеру и с дикой головной болью. Промучилась так всю ночь и спокойно уснула под утро. Только в полдень второго дня я очухалась и вспомнила про дядю.

Как можно скорее собралась, и к трём часам добралась до него. Сильно испугалась, потому что он больше двух суток был один. Но он встретил меня на ногах. Молчал, не разговаривал, но ходил сам! Ел сам! И переоделся тоже сам.

Оставшиеся дни мы провели вдвоём. Мама вовремя не вернулась, потому что у неё обострились мигрени, и бабушка не пустила её на поезде одну.

Мои каникулы кончились, с утра и до вечера я была в институте, а дядя спокойно находился дома один. Вечером мы вместе с ним разминались с помощью жгутов, смотрели фильмы, и он вытирал посуду после еды (мыла ещё я).

Резко пошёл на поправку и тяжёлым трудом восстановил и чёткую речь, и мелкую моторику.

И сейчас он уже бегает и делает зарядку по утрам, сам ездит к детям в другой город. Про тот случай мы не вспоминали и не говорили, но думаю, что он здорово тогда испугался, раз снова начал жить.

Источник: https://artzine.me/stories/vosstanovlenie-posle-insulta.html

Я и мой инсульт

Истории людей победивших инсульт

Мне было 20 лет, моему сыну — три недели, я мечтала стать идеальной мамой, вернуться в университет, выйти на работу. И тут он

Что делают люди в 20 лет? Прогуливают пары в университете, влюбляются, танцуют и строят планы на долгую, счастливую жизнь. Некоторые успевают начать эту самую жизнь и, воодушевленные, строят еще больше планов.

9 июня 2006 года мне было 20 лет, моему сыну — три недели, и я мечтала о том, как осенью вернусь на третий курс филфака, экстерном закончу университет, выйду на работу, оставаясь при этом идеальной матерью, женой и даже иногда поэтом.

Было солнечное утро пятницы в южном уездном городе, я мыла окно, страна предвкушала длинные выходные в честь очередного государственного праздника.

У меня странно болела голова — тяжелой, ноющей болью — но я не обращала на это внимания: во-первых, хронический недосып с грудным ребенком гарантировал головную боль всем домочадцам, во-вторых, у меня очень высокий болевой порог, и терпеть я могу все, ну, или почти все.

Когда на чисто вымытом окне появились странные темные пятна, я решила выпить обезболивающее. Выпила и вернулась на подоконник.

Боль не проходила, зато правая рука перестала быть моей рукой и стала совершенно самостоятельной — пальцы не слушались, поднять руку было невозможно, а посмотреть, что с ней происходит, тоже не получилось — зрение внезапно выключили, заменив четкую картинку отвратительным мутным стеклом. Муж в это время был во дворе, занимался машиной. Конечно, он не мог меня слышать. Как я спустилась на пол, прошла коридор, ступеньки крыльца и двор — я помню плохо.

Скорая

К моменту приезда скорой я уже различала все градации головной боли — от «невыносимо» до бесконечности. Боль стала частью меня, накрывала волнами — как во время родовых схваток.

Но если схватки можно было продышать, отдыхая в паузах, эта боль не заканчивалась ни на секунду.

Правая сторона лица онемела, рука не слушалась, зрение вело себя странно — позже я узнаю о поражении зрительного центра, выпадении полей и прочих интересных вещах.

Медицинская помощь приехала в виде уставшей женщины в белом халате с тонометром. Тонометр показал 110 на 80. «У вас мигрень, барышня», — диагностировала врач, и меня реанимировали уколом анальгина с димедролом. Сокращая историю, просто скажу, что скорую в этот день мы вызывали трижды. На третий раз бригада согласилась отвезти меня в больницу.

«У вас мигрень, барышня», — диагностировала врач, и меня реанимировали уколом анальгина с димедролом

В больницу вместе со мной отправился и мой месячный сын. Ребенок, признающий только грудное вскармливание, с рождения не разлучавшийся с матерью, при малейших попытках отнять его от груди заходился в дикой истерике. Так мы и перемещались: муж вел (или нес) меня, мама рядом несла в люльке младенца.

В одном из коридоров мы нашли дежурного врача.

«Конечно, мы можем вас госпитализировать, — рассудил доктор, — но вы же понимаете: выходные, праздники, обследовать вас начнут только в понедельник, у вас наверняка мигрень, от чего еще болеть голове в 20 лет? Я-то могу вас положить, но оно вам надо?»

Оно мне было не надо, это я понимала отчетливо, хотя даже имя свое в тот момент уже помнила плохо. Мне не надо было ничего из того, что со мной происходило. Мне надо было вернуться к нормальной жизни как можно скорее. И мы уехали домой. Это был мой выбор. Вам не советую.

«Я люблю жить и не собираюсь отказывать себе в этом удовольствии» Татьяна Зубкова

Следующие сутки прошли на американских горках — от боли кружилось все, в тоннеле включали и выключали свет, ребенок рыдал, бабушка молилась, мать пила корвалол, муж и отец пытались казаться спокойными, но смотреть на них было страшно даже нарушенным зрением.

Скорее всего, я выглядела хуже их всех, вместе взятых. В воскресенье мы через огромное количество выскопоставленных рукопожатий нашли невролога, который согласился срочно приехать и проконсультировать в частном порядке на дому.

Первым, что я услышала, была фраза: «Срочно на МРТ».

МРТ

Внутри аппарата МРТ шел саундтрек моей головной боли — все гремело, скрипело, цокало так, словно томографу тоже было плохо. Позже в заключении я прочитала прекрасную метафоричную фразу «изменение плотности в зоне сигнала свободной воды». Это было очень красиво, я почти полюбила МРТ. Поэтому мы виделись более 20 раз.

«изменение плотности в зоне сигнала свободной воды»

В коридоре врачи что-то объясняли моей семье. Я лежала на каталке и пыталась понять, какое отношение ко мне, 20-летней, имеет слово инсульт. И почему о нем говорят всем, кроме меня.

Я решила встать и спросить. И пока мама подбирала слова, доктор показала мне снимки. В левой затылочной доле моего мозга были два белых пятна. Я увидела врага в лицо.

С этого момента мы с болезнью играли по правилам.

Правила игры

Правила игры с инсультом просты: нужно диагностировать его как можно раньше (тут я проиграла по всем фронтам, но это только добавило мне спортивной злости). В большинстве случаев ишемический инсульт (закупорка сосуда тромбом, нарушение кровообращения) легче геморрагического (разрыв сосуда), так что мне с моей ишемией, можно сказать, повезло.

От области поражения зависят симптомы и то, какие функции пострадают. У меня был зрительный центр. Поэтому мир я видела весьма странно — без объема и с выпадающими зонами, не говоря уже о спецэффектах в виде звездочек, искр и прочих цветных пятен.

Очень важно оперативно начать терапию, сейчас есть достаточно эффективные препараты, прием которых в первые часы болезни значительно снижает риски и последствия. Десять лет назад препараты эти стоили недешево. Моя семья практически работала на мою голову. Мне пришлось отказаться от госпитализации, чтобы сохранить возможность грудного вскармливания.

На общий страх и риск мой невролог согласилась.

И мы организовали палату интенсивной терапии прямо дома — две стойки для капельниц, детская кроватка, тумбочка с лекарствами, тонометр и градусник (да, во время инсульта часто поднимается температура, у меня было почти 39), дневник наблюдений (очень важно записывать все показатели и оценивать динамику), ну, и опционально (тут уже кому что помогает) — иконы всех святых, свечи из Иерусалима, любимый плюшевый мишка и антология поэзии Серебряного века.

Берите снимок, смотрите на пораженную область и всеми силами воображения стирайте эти белые пятна

А теперь лайфхак, неважно, верите вы в него или нет, если у вас инсульт, вам не до раздумий. Берите снимок (или мысленно представляйте его, нужно отчетливо видеть пораженную область) и всеми силами воображения стирайте эти белые пятна.

Представляйте себе пораженную область абсолютно здоровой. Никаких кровоизлияний, рубцов, глиозных изменений, и что там еще написано у вас в заключении. А еще поставьте себе четкие цели и график их достижения.

У меня, например, была цель в сентябре вернуться в университет. И я в него вернулась.

У Светланы была цель — вернуться в университет. И она в него вернулась Татьяна Зубкова

Как только физическое состояние покажет положительную динамику, готовьтесь к удару со стороны психики. Мозг освободился от выживания и теперь на полную мощность занят самоистязанием. Он осознал, что такое инсульт. Вы прочитали все медицинские справочники, интернет и газеты.

Родственники и соседи составили целую подборку страшных историй о том, как «случай был» и «а потом умер». Врачи покивали головой, отправили оформлять инвалидность, напомнили про рецидивы и запретили все, что можно нормальным людям. Только представьте, в 20 лет вам сообщают, что вы инвалид второй группы и вам не рекомендуется жить активнее, чем овощ.

На этом этапе каждый выбирает для себя. Я предпочла полноценную жизнь.

Как мы живем

Мы с инсультом и его последствиями знакомы 11 лет. За это время я вырастила сына, сделала карьеру, открыла несколько собственных проектов и готовлю к выпуску вторую книгу.

Я пишу стихи, которые читают люди в разных уголках мира, и, кажется, сегодня у меня нет вопроса: «Господи, за что?» Раз в год я иду на свидание с томографом. Раз в квартал прохожу курс лечения.

Раз в полгода встречаюсь со своим неврологом, подарившим мне вторую жизнь, и прошу «побольше таблеток от жадности». Я люблю жить и не собираюсь отказывать себе в этом удовольствии.

Но я никогда не игнорирую свой диагноз. Инсульт — это часть меня. И мы продолжаем играть по правилам. Я знаю, что мой организм — особенный. Ему нужен отдых, поддерживающие препараты, положительные эмоции и режим.

Ему не нужны стрессы (хотя с этим, если честно, большие проблемы — я до сих пор не умею хорошо контролировать свое психо-эмоциональное состояние), ему противопоказаны некоторые виды физических нагрузок, но при этом умеренная физическая активность (лучше всего на свежем воздухе) очень полезна.

Ему не стоит набирать вес, курить и злоупотреблять алкоголем. Я знаю, как и почему у меня болит голова, как по боли узнать давление, я сплю на специальной подушке, чтобы не нарушать кровообращение в шейном отделе, пью антиагрегантные препараты, умею контролировать свои мысли и верю в Высший разум, с которым можно договориться.

Я не инвалид, я веду активный образ жизни, много работаю, летаю на самолетах, иногда танцую на барных стойках и горжусь, когда меня называют старшей сестрой моего сына.

Если с вами или вашими близкими произошел инсульт, оказывая экстренную медицинскую помощь, помогите не только телу, но и сознанию. Примите болезнь. После инсульта жизнь действительно разделится на «до» и «после». Но это не история про обреченность и фатализм.

Это история о том, что все будет по-другому. И я благодарна своему инсульту за то, что он заставил меня вовремя остановиться и задуматься об очень важных вещах, ценить каждую минуту жизни, научиться быть собой. Инсульт проверяет на прочность, расставляет приоритеты, дает веру.

Дорогая цена, но была бы я тем, кем являюсь сейчас, не заплатив ее?

Если вы впервые столкнулись с диагнозом «инсульт», вам будет тяжело разобраться в море противоречивой информации. Не теряйте драгоценное время, позвоните на горячую линию по инсульту. У меня и моих близких такой возможности не было. У вас — есть.

Горячая линия по инсульту — это бесплатные телефонные консультации для людей, которые перенесли инсульт, для их близких, для всех, кто столкнулся с проблемой инсульта или хочет узнать об инсульте и предотвратить его.

Телефон горячей линии фонда ОРБИ: 8 800 707 5229

Пожалуйста, помогите фонду прямо сейчас, чтобы у каждого из нас был шанс выиграть в очень важной битве с самим собой.

Сделать пожертвование

Источник: https://takiedela.ru/2017/10/ya-i-moy-insult/

ПроИнсульт
Добавить комментарий